In the XIX century with the adventure of the machines noise was born! (Phragments, album “the burning world”, 2007, song “La marche des machines”).

And now, under these circumstances, after pioneers of noise music experimented a lot with sound, with field recordings, we have such wonderful music styles as power electronics, martial noise, industrial music. And so on: harsh noise, harsh wall, extreme japanoise. 

"Power electronics consists of screeching waves of feedback, analogue synthesizers making sub-bass pulses or high frequency squealing sounds, and screamed, distorted, often hateful and offensive lyrics. Deeply atonal, there are no conventional melodies or rhythms."

265 лет со дня рождения Иоганна Вольфганга фон Гёте (28 августа 1749 - 22 марта 1832). Чуть поискав в интернете, что говорят по этому поводу статейщики, я увидел, что все статьи, посященные юбилею поэта состоят из краткого описания его биографии и прилагаемой библиографии. Наверно так и нужно, гётеведением и разбором его произведений люди сами могут позаниматься отдельно, на работе или на на уроках литературы в университете. Я не люблю букву я, она звучит эгоистично и нахально, но всё же я, к сожалению ничего еще не читал у Гёте, кроме баллады о Лесном царе, но какие-то впечатления о предстоящем прочтении Фауста  и Страданий юного Вертера имею. В XIX веке молодые люди заканчивали жизнь самоубийством, прочитав до конца Вертера, найдя себя полностью в этом персонаже, не видя больше смысла в жизни и умерев так же красиво. Мне видется я поканчивать с собой не стану, времена и мировоззрения уже не те. Только наивность в душе осталась и не хочет выветриваться, как я её не просил.

265 лет со дня рождения Иоганна Вольфганга фон Гёте (28 августа 1749 - 22 марта 1832). Чуть поискав в интернете, что говорят по этому поводу статейщики, я увидел, что все статьи, посященные юбилею поэта состоят из краткого описания его биографии и прилагаемой библиографии. Наверно так и нужно, гётеведением и разбором его произведений люди сами могут позаниматься отдельно, на работе или на на уроках литературы в университете. Я не люблю букву я, она звучит эгоистично и нахально, но всё же я, к сожалению ничего еще не читал у Гёте, кроме баллады о Лесном царе, но какие-то впечатления о предстоящем прочтении Фауста  и Страданий юного Вертера имею. В XIX веке молодые люди заканчивали жизнь самоубийством, прочитав до конца Вертера, найдя себя полностью в этом персонаже, не видя больше смысла в жизни и умерев так же красиво. Мне видется я поканчивать с собой не стану, времена и мировоззрения уже не те. Только наивность в душе осталась и не хочет выветриваться, как я её не просил.

Deviations from mainstream film norms

Film scholar David Bordwell outlined the academic definition of “art film” in a 1979 article entitled The Art Cinema as a Mode of Film Practice, which contrasts art films against the mainstream films of classical Hollywood cinema. Mainstream Hollywood-style films use a clear narrative form to organize the film into a series of “…causally related events taking place in space and time”, with every scene driving towards a goal. The plot for mainstream films is driven by a well-defined protagonist, fleshed out with clear characters, and strengthened with “…question-and-answer logic, problem-solving routines, (and) deadline plot structures”. The film is then tied together with fast pacing, musical soundtracks to cue the appropriate audience emotions, and tight, seamless editing. Mainstream films tend to use a small palette of familiar, generic images, plots, verbal expressions, and archetypal “stock” characters.

In contrast, Bordwell states that “…the art cinema motivates its narrative by two principles: realism and authorial expressivity.” Art films deviate from the mainstream, “classical” norms of filmmaking in that they typically deal with more episodic narrative structures with a “…loosening of the chain of cause and effect”.[15] As well, art films often deal with an inner drama that takes place in a character’s psyche, such as psychological issues dealing with individual identity, transgressive sexual or social issues, moral dilemmas, or personal crises.

Mainstream films also deal with moral dilemmas or identity crises, but these issues are usually resolved by the end of the film. In art films, the dilemmas are probed and investigated in a pensive fashion, but usually without a clear resolution at the end of the film.The protagonists in art films are often facing doubt, anomie or alienation, and the art film often depicts their internal dialogue of thoughts, dream sequences, and fantasies. In some art films, the director uses a depiction of absurd or seemingly meaningless actions to express a philosophical viewpoint such as existentialism.

The story in an art film often has a secondary role to character development and an exploration of ideas through lengthy sequences of dialogue. If an art film has a story, it is usually a drifting sequence of vaguely defined or ambiguous episodes. There may be unexplained gaps in the film, deliberately unclear sequences, or extraneous sequences that are not related to previous scenes, which force the viewer to subjectively make their own interpretation of the film’s message. Art films often “…bear the marks of a distinctive visual style” and authorial approach of the director.An art cinema film often refuses to provide a “…readily answered conclusion”, instead putting to the cinema viewer the task of thinking about “…how is the story being told? Why tell the story in this way?”

a mystery film would typically follow the pattern of DABC (where D is the end result and ABC is how they got there), and an average horror film would follow the pattern of ABABC (where AB are victims and/or events that occur, and C is how the issue is resolved).

Statues of Giuseppe Garibaldi (1807-1882).

He was an Italian general and politician who played a large role in the history of Italy. He is considered, with Camillo Cavour, Victor Emmanuel II and Giuseppe Mazzini, as one of Italy’s “fathers of the fatherland”.

Хотел узнать есть ли какая польза от мурашек при прослушивании музыки и отчего они возникают, и нашел в интернете следующее:

Учёные давно занимаются изучением влияния музыки на психику человека, но однозначного ответа на вопрос, почему мы любим слушать музыку, пока нет. Люди создают её вот уже на протяжении 40 тысяч лет, и понимание того, почему мы так её полюбили, затерялось в веках. То, что хорошая музыка помогает в повседневной жизни почувствовать себя лучше, является неоспоримым фактом. В этом материале мы попытались объяснить, почему и как именно это происходит. 

За подсказками учёные обратились к исследованию мозга современного человека. Известно, что одни из самых сильных явлений, к которым приводит прослушивание музыки, — это мурашки и лёгкая дрожь. Ощущение, которое также именуется как eargasm или «музыкальный озноб», испытывают далеко не все, по оценкам специалистов — около 50 % людей (и 90 % музыкантов), но спутать его с чем-то другим довольно сложно. Обычно его описывают следующим образом: волосы на затылке и руках приподнимаются, по телу прокатывает волна нервных импульсов от копчика до затылка, приводя к «тиканью» в голове и в туловище, а иногда и к лёгким конвульсиям. При этом зрачки немного расширяются, температура тела незначительно повышается, дыхание учащается.

Eargasm — явление непроизвольное. Вы не можете испытать его в отсутствие музыкального триггера, и большинство людей утверждают, что это ощущение невозможно контролировать. Валори Салимпур и её коллеги из Университета Макгилла (Канада) обнаружили, что одной волшебной формулы нет, однако мурашки начинаются именно тогда, когда в музыке наступает внезапное изменение, например, вступает вокалист, резко меняются гармонии или происходит затишье.

В ходе исследования учёные попросили добровольцев назвать произведения, которые вызывают эти самые ощущения. В выборку были включены как классические композиции, так и треки в стилях джаз, техно, рок и поп. Было обнаружено, что музыка вызывает высвобождение дофамина, нейромедиатора, участвующего в системе поощрения у людей и животных. Гормон удовольствия вырабатывается, например, при потреблении вкусной еды или во время занятий сексом. Дофамин связан с эволюционно древним отделом нашего мозга, который появился задолго до нашего относительно молодого сознания. Почему вещество вырабатывается из-за пищи и секса, более-менее понятно — это помогает организму выживать и размножаться. Но почему биологическая система поощрения активизируется при звуках музыки, — вопрос сложный. 

Как выяснилось, максимальный пик выработки дофамина приходится на несколько секунд до кульминационного момента песни. И чем дольше музыканты дразнят нас ожиданием дропа, устойчивого аккорда или эйфоричного соло, тем сильнее происходит выброс дофамина. Так называемое полосатое тело в мозге (или стриатум) «вздыхает» от удовлетворения, и по телу пробегают мурашки.

Наиболее мощные ощущения происходят тогда, когда вы предугадываетезаранее вступление нового инструмента или смену ритма.

Когда ожидания оправдываются, прилежащее ядро в мозге становится более активным. По той же причине мы так любим играть в различные тривии, игры на угадывание фильмов и т. д.

Похожий эффект на человека оказывают также азартные игры и наркотические вещества. Так, например, заядлый игрок в покер сталкивается с похожим ощущением, когда вот уже 15 минут ждёт хорошей руки, и его ожидания оправдываются. То же самое испытывает курильщик, после 5-часового полёта получивший возможность закурить, или пользователь «Фейсбука», предвкушающий получение нового сообщения при виде красной цифры «1» в углу окна аккаунта.

Существуют и альтернативные теории. Невролог Яак Панксепп, например, обнаружил, что грустная музыка вызывает мурашки чаще, чем радостная. Он утверждает, что меланхоличные мелодии активизируют механизм, который в древности помогал нашим предкам справляться со стрессами, вызванными разлукой с близкими. Именно поэтому лиричные песни заставляют нас чувствовать ностальгию или впадать в задумчивость, но в то же время поддерживают в эмоциональном плане. Недавние исследования показали, что грусть, которая испытывается благодаря искусству, приятнее и имеет совершенно иные свойства, чем, например, плохое настроение после неудачного рабочего дня в офисе.

Учёные из Токийского университета выявили, что из негативных эмоций, вызванных музыкой, можно извлечь пользу. «Если мы страдаем от неприятных переживаний, вызванных повседневной жизнью, грустная музыка может быть полезной для смягчения негативных эмоций», — сказал Аи Каваками.

Согласно другой теории, миндалевидное тело в мозге, которое обрабатывает эмоции, также реагирует на музыку. Мрачные мелодии могут активировать реакцию страха в миндалине, от чего по телу пробегают мурашки, а волосы встают дыбом. Когда это происходит, мозг быстро анализирует, есть ли какая-либо реальная угроза поблизости, и, когда он осознаёт, что никакой опасности нет, его окатывает волна положительных эмоций. Страх уходит, но лёгкая дрожь остаётся.

Личность человека также играет роль в его восприятии музыки. Учёные Университета Северной Каролины в Гринсборо обнаружили, что люди, которые более открыты для новых впечатлений, чаще испытывают «музыкальную дрожь».